Kategorie-Archiv: Новые стихи

new poems

***

Крошится бурей подчеркнутой низости
высокоумия святочный лоб,
в трапезной солнечной с яркими ризами
чернь ублажает оплаченный поп.

Кружится пыль в многочисленных лучиках,
ровно стоят благоверные псы
в гордой стране добровольно замученных
неимоверной усталой красы.

Крик причитаньем сменяется в ужасе,
причт несравненного славит отца –
равного небодержателю мужеством
высокопоставленного лица.

Бьются поклоны в ночи и по праздникам,
церковь для дел не жалеет кадил:
нужно девчонок упрятать в заказники -
сделают все, что бы он ни просил.

Если приказано, будет анафеме
каждый буян предаваться тотчас -
наша судьба и его просто на фиг нам,
сколько бы ни было горя у нас.

image_pdfimage_print

Воспоминание о путешествии в поезде студента журфака МГУ

Наскучив черною работой
И кинув в Лету лени пень,
Я, вдруг в Москве, решил набросить
Тень на прославленный плетень.

И вот, вступив под сень и к лону
Науки голову склонив,
Служу покорно Аполлону
И блин вкушаю в перерыв.

В столицах всякие развраты:
Мужчины лютые кругом,
Тут много “серых” с автоматом,
И ходят негры босиком.

Уж май грядет и курсовая
Тяжелым камнем тянет вниз.
Молю я, кисти рук ломая:
“Домой пустите, very please!”

Вокзал, багаж, билет – в окошке
“Худая” дама лет -сяти,
А на душе скребутся кошки, –
Иного нет домой пути…

Тебе, Дорошка, друг, вольготно:
Есть коньяки и полу-sweet,
А я закусывать работой
Седую хмарь тоски привык.

У нас тут мыло по талонам…
А в поездах такая б…,
Не надо знать язык Солона,
Чтобы эпиграфы разбирать.

В купе всю ночь с вором:
Не шутка – прослушать лекцию о том,
Как колбасу с завода крюком
Тащить и горки с хрусталем.

(Он был, дружок мой, добрый малый
И честно все мне рассказал:
Как с Целины, увы, бесславно
И безбилетно удирал,

Служил в тюряге – по снабженью,
Двоих детишек воспитал.
Сынок в Афган по небреженью
Папаши родного попал –

Жаль, не успел засунуть в лапу
Он военкому сотню-две,
Зато сынок – умняка – в папу:
Привез подарков всей семье.

Он – работяга. Ранний скептик.
Он, как Лука, все повторял:
“Ты поживи побольше, детка.
Иссякнет честности накал”.

…Замолкли звуки нудных песен –
Мы стали гнать сплошную “мать”.
Приют певца все так же тесен.
“Наш бронепоезд” скачет вспять.

Ну что я, право. Оптимизма
Нам надо больше. Веры в то,
Что скоро в пику коммунизму
Зимой бы будем все в манто

И в шортах летом… Что в больницах
Прокипятят медсестры шприцы,
Исчезнут из дворов пакеты,
В Большой появятся билеты…

Что нам в затылок не стоять
За порошком и в ресторане,
Не будут в душу тем плевать,
Кто “рано начал, кончит ране”,
Тиранов сократится век
И снова станет человек
Творцом и богом…

Год за годом
Прошли года.
И как тогда – уже не так?
Уж все в порядке?
Иль все с судьбой играем в прятки?

Продлился список с той поры,
Иных уж нет, а те – стары:
Все так же груб и малодушен
Народ, властям своим послушен.
Все так же страшно жить в стране,
Все так же топим страх в вине,
Все так же совесть на замке,
Свобода так же вдалеке,
Недостижима, как звезда…

Перечислять не в силах я,
Засим расстанемся, друзья.

1989-2014

image_pdfimage_print