Kategorie-Archiv: Стихотворения: ОТ И ДО

Vitaliy Tshelyshev

БЕГ

****
Да! В беге этом весело скиталось,
Но сердце чем-то горьким напиталось.
Усталость – всё, что у меня осталось,
И что другим в дороге не досталось.

Всю жизнь бегу, в жару или в пургу, через пустыни, через не могу, и где-то там, на дальнем берегу, мой дивный бег, и ты меня покинешь. Тогда я вольный ветер запрягу, тогда я мышцы в крыльях напрягу, спущу остатки сил, что берегу, и грудью рассеку ненужный финиш. И вот осталась тысяча шагов. Беги! Беги! Но я же не готов… Беги! Беги! Но, к радости врагов, ты, как и я, дистанцию покинешь… Присядь, бегун, и оглянись вокруг. Ушёл вперёд или отстал твой друг… Любимой имя, – как спасенья круг. Дотянешься? Но не хватает рук. Кричи, бегун! По имени зови! Но это тень. Лишь только тень любви. Шум впереди. И сзади тарарам. Разграблен ты и пуст, как древний храм. Но жрицы прилетят создать уют. Но птицы прилетят и запоют. А на тропу падёт пречистый снег. И ты забудешь бесконечный бег.

© Вит. Чел 09.11.2013

image_pdfimage_print

ПОЛЁТ

Спасибо Тебе, Господи, за то, что дал однажды мне услышать это. Возможно, на дворе стояло лето. Не помню. Знаю, был я без пальто. В метро качало. Ехать далеко. И в полудрёме с книжкою раскрытой я ощутил, что прошлое забыто, почувствовал, что стало мне легко. И, вынырнув из тела и одежд, вдруг полетел стремительно и лихо. Вокруг мелькало, стало очень тихо. Я пересёк невидимый рубеж. Огромный Космос оказался мал, галактики слились в большое тело, и нечто из него мне вслед глядело, и некто мне рукою помахал. Так пусто… Полутень иль полусвет. И, между тем, так ясно и прекрасно. Там понимаешь: это не напрасно, напрасного и не было, и нет. Как будто в пустоте был поворот, за ним нежданно облако явилось. Знать не могу, как долго это длилось. Я замер у невидимых ворот. И слышал хор. Кипел, рождаясь, свет. Язык неясен, смысл его неясен. Я только понимал, что хор прекрасен: прекраснее и не было, и нет. Я сделать шаг хотел, чтобы войти – и раствориться в голосах и свете, не думая о внутреннем запрете и тех вратах, что встали на пути. Но голос тихий мне сказал: «Домой. Пора домой». И был толчок несильный. И вновь меня трясёт вагончик пыльный. Неужто он и впрямь мой дом родной?
Я вышел под безмерный небосвод, махнул рукою тем, кто улетает. Их там обнимут. Каждого там знают – из века в век, из рода – в новый род. Среди жары и заполярных стуж рождается душа и вырастает, покуда навсегда не улетает с плантаций наших светоносных душ.

© Вит. Чел 30.09.13

image_pdfimage_print