Kategorie-Archiv: Рассказы

stories, Geschichten, Erzählungen

Японский стоматолог.

Игорь огляделся по сторонам. Кругом идеальная чистота. Он осмотрел себя с ног до головы. Да, вид неважный. На ногах высокие белые бахилы, на шее прозрачный полиэтиленовый фартук, да ещё марлевый слюнявчик под подбородком.

Из кабинета вышла черноглазая невысокая медсестра-японка. Её одежда, как собственно и вся обстановка вокруг сияла идеальной чистотой и олицетворяла верх стерильности. А как же – зубная клиника.

Медсестра поклонилась Игорю и на ломаном русском произнесла.

- Ещё десять минут, Давидоф-сан. Через десять минут наркоз немножко уберёт всю боль, и будем лечить, – она вновь поклонилась и продемонстрировала Игорю два ряда белых сияющих зубов.

Улыбаются они здесь направо и налево, где надо и не надо.

Тут у него в десне так стрельнуло, что он неожиданно для себя поморщился и взялся за щеку.

Четыре дня назад Игорь Давыдов прибыл в Японию в заграничную командировку. Три дня дела шли как нельзя лучше. В японской фирме его приняли очень хорошо. Выделили переводчика и не за его – Игоря счёт, а за счёт принимающей стороны, о чём он до этого очень переживал. Переговоры проходили положительно. Все пожелания шефа Игорь претворил в жизнь, он даже обошёл все подводные рифы, как заправский лоцман и уже потирал руки. Но предательский зуб заболел так не вовремя.

Собственно, он побаливал и на Родине. Игорь даже хотел сходить к зубному врачу перед самым отъездом, но, как всегда бывает в таких случаях, просто не выбрал времени. Хотя его тёща намекала ему, что в Японии, куда он собственно направляется, хождения к стоматологу стоят огромных денег. Он просто не обратил на её слова никакого внимания.

- Накаркала, карга старая, – подумал он и даже выругался вслух. Хотя тут мама его жены была вовсе не виновата.

Он снова огляделся по сторонам. Ни души. Удобные мягкие кресла расставлены вокруг журнального столика. На нём веером лежит несколько журналов. Вначале Игорь хотел почитать их, но все журналы были исключительно на японском языке. И, посмотрев картинки, он отложил их в сторону. На стенах висели репродукции и картины из японской жизни, нарисованные на бамбуковых циновках.

Игорь закрыл глаза и вспомнил. Много-много лет назад. Детская зубная поликлиника. Мама держит его на коленях, потому что все места заняты. Вокруг бегают, играют, плачут, хнычут, разговаривают и пищат десятки ребятишек. Чтобы сегодня попасть к врачу его – Игоря папа вставал в четыре утра, занимал очередь. А к восьми часам Игорь с мамой подъехали в поликлинику и сменили его. Отец, сдав вахту и, пожелав сыну удачи, уехал на работу. А они остались ждать своей очереди. Зубных врачей Игорь очень боялся. Вообще то и от остальных докторов он тоже ждал подвоха. Но стоматологи ассоциировались у него непременно с болью. Да и не только у него. То, что творилось вокруг, только увеличивало его тревогу.

Игорь держал во вспотевших ладонях пластмассовую дудочку. Этот музыкальный инструмент он приглядел себе давно в детском магазине игрушек, но мама наотрез отказалась покупать её.

На стеклянной витрине дудочка казалась волшебной. Она лежала в картонной коробочке, выложенной изнутри разноцветной ватой с блёстками. Именно с помощью такой же вот дудочки Нильс победил полчища серых крыс. Это Игорь помнил из мультфильма, который показывали в кинотеатре «Ударник». А вдруг эта та самая дудочка? Ведь бывает же такое! Лежала она где-нибудь, лежала, пылилась. А потом кто-нибудь принёс её и сдал в магазин игрушек! И вот она лежит на стеклянной витрине, и никто даже не подозревает о её тайне. У Игоря даже дух захватило от этой мысли.

Но вчера когда мама и папа уговаривали его пойти на приём к врачу, и когда папа, подмигнув ему, достал из кармана пальто коробочку, и положил её на стол, дух у Игоря захватило во второй раз. Он вытащил её из тары и даже забыл, что в неё нужно дуть, поднял её вверх и любовался, как свет проходит через её дырочки. Естественно вопрос: идти или не идти к врачу был тут же решён положительно, а Игорь даже спать лёг, положив дудочку на подушку рядом с собой.

Мама рано подняла его и, закутав в шарф, вывела на улицу. Сидя в автобусе, он в очередной раз ругал лесной орешек, раскусывая который сломал себе зуб. Надо было как тот мальчик из телевизионного журнала «Хочу всё знать». Он подлетал к огромному ореху на ракете. И со словами: « орешек знаний твёрд. Но нет. Мы не привыкли отступать. Нам расколоть его поможет киножурнал «Хочу всё знать», колотил по ореху молотком. И с каждым ударом из ореха выскакивали эти самые слова – Хочу Всё Знать. А потом орешек лопался, как мыльный пузырь.

Но после Игорь вспомнил, что у него в кармане лежит волшебная дудочка, возможно – та самая дудочка. И сразу же остатки сна рассеялись, зубная боль отступила, тучи расступились, а сердце согрелось. Теперь ему были не страшны никакие стоматологи.

В коридоре поликлиники было душно. Дети носились по коридорам, а молоденькие мамаши делали им замечания. И тут Игорь увидел девочку. Она сидела напротив него и горько плакала. Щека у девочки была подвязана пуховой шалью, слёзы текли у неё по лицу, а её мама сидела рядом, гладила её по голове и шептала ей на ушко, наверное, что-нибудь ободряющее. Потому что девочка иногда всхлипывала и кивала головой, но слёзы продолжали струйками стекать по её щекам. Так бывало у Игоря, когда ему было очень-очень больно или очень-очень обидно. А иногда, когда больно, да ещё и обидно.

Игорь решительно спрыгнул с маминых коленок и, подойдя к девочке, протянул ей дудочку.

- Не плач, – сказал он, – возьми. Это волшебная дудочка. Она помогла Нильсу победить серых крыс! Ты помнишь?

Глаза девочки просветлели, и она уверенно закивала. Но ничего не сказала, зубная боль мешала ей говорить.

- Теперь, когда у тебя есть эта дудочка, ты ничего не бойся. Она защитит тебя от всего плохого. Ладно?

Девочка вновь закивала. Она уже вытирала высыхающие слёзы и с интересом разглядывала дудочку. Игорь в последний раз посмотрел на свою дудочку и, вздохнув, отвернулся.

- Ты не ругай меня мама, – говорил он извиняющимся тоном, – просто ей было очень больно и она ей нужнее, понимаешь? Хотя конечно дудочка волшебная, – и он снова вздохнул.

- Конечно волшебная, – ответила мама, – она уже совершила одно чудо. Посмотри, девочка улыбается. И это чудо сделал ты. Разве это не замечательно?

Игорь проснулся оттого, что его осторожно тронули за плечо. Он открыл глаза – над ним стояла улыбчивая медсестра. Как это его угораздило задремать? Наверное, наркоз так подействовал. Медсестра вновь поклонилась ему.

- Прошу Вас, Давидоф-сан, – и она открыла дверь кабинета, который был идеально бел и чист.

Молодой стоматолог пригласил его сесть в кресло. Врач тоже улыбался, но половина его лица были скрыты марлевой повязкой. По-русски он не говорил, поэтому медсестра переводила Игорю его команды. Вначале он попросил сесть поудобнее, затем открыть рот. А потом осторожно начал лечить дупло, время от времени вбрызгивая Игорю в рот раствор, пахнущий ромашкой. Лечение проходило совсем не больно, даже не неприятно. Мешал только яркий свет от ламп, который бил в глаза.

В конце процедуры врач провёл металлическим крючком по старым пломбам Игоря, затем поковырялся в них. Укоризненно покачал головой и начал что-то говорить Игорю назидательным тоном. Игорь перевёл взгляд на вежливую медсестру, та очень внимательно смотрела на врача и шевелила губами. Он говорил так серьёзно и эмоционально, что Игорь подумал – вот сейчас он закончит свой монолог, вытащит из-за спины кривой самурайский меч и сделает себе харакири, уж так бедный переживает за что-то. Но ничего подобного не случилось, закончив говорить, врач просто вытер руки белым полотенцем.

- Наката-сан говорит, что вылечил ваш зуб, – продолжала медсестра, переводя взгляд то на врача, то на Игоря, – зуб больше не будет болеть. Но он очень-очень просит Вас уважаемый Давидоф-сан. В другой раз, когда заболят ваши зубы, не надо заниматься самолечением, не надо самому ставить себе пломбы, а лучше сходить к врачу, Давидоф-сан.

Теперь и медсестра, и врач вопросительно смотрели на Игоря. Он утвердительно кивнул и встал из кресла.

Выходя из клиники и, надевая на ходу пальто, Игорь запнулся о порог.

- Тьфу ты, японский городовой, – выругался он. Потом подумал, улыбнулся и добавил, – вернее японский стоматолог.

image_pdfimage_print