Час до опознания

«Час до опознания».
В терминале аэропорта собрались родственники и близкие людей, погибших при проведении террористического акта на воздушном судне.
Зритель вместе с главными героями должен провести этот час среди людей, потерявших своих самых дорогих и любимых – которые приходят к ним – кто-то рассказать о наболевшем, кто-то попрощаться, кто-то предупредить о важном.
А через час – процедура опознания.
 
«Час до опознания».
Пьеса в 2-х действиях.
(пьеса – лауреат Международного литературного конкурса «Славянская Лира» – 2014 в г.Полоцк, Беларусь).
                                        Действующие лица:
Живые:                                                                 Мёртвые:
Родственники погибших при теракте их семеро:
Молодые парень с девушкой.                                                     Их мать, лет 40-45.
Армянин лет 38 с пожилой матерью или  бабушкой.               Их дочь и внучка, лет 18.
Отставной военный средних лет.                                              Его сын, лет 25.
Женщина около 45 лет.                                                              Её муж, лет 50.
Юная девушка лет 18-19.                                                           Её парень, лет 20.
Женщина-психолог из МЧС.
Милиционер, сержант лет 23-25.
Руководитель опознания, майор МЧС лет 40.
Чиновники из администрации округа их двое.
Врач из центроспаса, мужчина лет 45-47.
Акт 1.
Действие 1.
Терминал аэропорта. На сиденьях расположились люди. У них очень удручённый, печальный вид. Некоторые сидят, опустив головы.  В воздухе царит напряжение. Все молчат. И вообще – в отношениях всех присутствующих – пауза. Только иногда слышатся объявления о посадке на рейс, регистрации или прибытии борта. Что, собственно, свойственно для работы аэровокзала.
На одном из сидений расположились парень с девушкой: девушка постоянно плачет и сморкается, парень, обнимая её за плечи, как может, успокаивает её.
На другом армянин со своей матерью или даже бабушкой. Он пытается закурить, потом вспоминает, что он в помещении и мнёт сигарету. Но потом, задумавшись, достаёт следующую. Его мать молчит, её волосы растрёпаны, она раскачивается вперёд-назад и смотрит перед собой в одну точку.
Женщина бальзаковского возраста и мужчина, примерно её ровесник, расположились слева на одной скамье. Женщина нервничает, лицо её залито румянцем, она комкает в руках шаль. Про мужчину можно сказать, что он, скорее всего отставной военный, это видно по его выправке и безупречным манерам. Но он тоже огорчён и шевелит губами, ведя внутренний монолог с самим собой.
Молодая девушка нигде не сидит, она ходит из стороны в сторону, как волк в клетке.
Девушка – психолог в гражданской одежде, рядом с ней сержант милиции. Они тоже чувствуют себя не в своей тарелке, так как напряжение висит в воздухе.
Один только врач в белом халате и колпаке не выглядит подавленным: видимо он не раз бывал в таких ситуациях.
Объявление диктора: Внимание встречающим, произвёл посадку борт № 51012 из Минеральных вод.(повторяет дважды).
Армянин: Что она сказала?
Женщина 45 лет: Это не нам.
Отставной военный: А?
Психолог: Не волнуйтесь, господа, когда прибудет наш самолёт, нас предупредят об этом.
Девушка(нервно ходит) А когда он прибудет, чёрт побери!
Психолог жмёт плечами.
Женщина 45 лет, обращаясь к девушке: Не нервничайте так, милочка, теперь уже поздно нервничать.
Девушка фыркает. Она хочет сказать что-то грубое, но отставной военный перебивает её.
Отставной военный: Не надо ссориться, женщины, этого ещё не хватало в нашем положении.
Армянин: Нашим близким уже не поможешь. Единственное, что мы можем для них сделать – это вести себя должным образом!
В зал входит майор МЧС, он руководитель этого мероприятия.
Майор: Попрошу минуточку внимания.
(все смотрят в его сторону, становится тихо)
По последним данным, в самолёте, на котором летели Ваши близкие, сработало взрывное устройство.
( возникает шум, но майор пресекает его поднятием руки)
После того, как будут найдены бортовые самописцы, можно будет поминутно восстановить картину событий. Достоверно известно на данный момент одно – теракт.
Так как борт упал в поле, сейчас продолжаются работы по сбору фрагментов. Тела погибших доставлены в морг близлежащего города…
Молодой парень прерывает его: Скажите, а выживших среди них нет?
Майор(пауза) К сожалению нет!
(Всеобщий стон)
Наша задача на текущий момент – провести опознание. Чтобы вы смогли похоронить Ваших близких как подобает. Примерно через час будет готов самолёт МЧС. Попрошу никого не расходиться, а находиться здесь же, чтобы не задерживать остальных.
Отставной военный: товарищ майор, а как же другие?
Майор: в смысле? Какие другие?
Военный: но наши близкие летели не впятером!
Майор: понятно, остальные вылетают из пункта прибытия…
Девушка(задумчиво): из пункта А, в пункт Б…
Женщина бальз.возраста: что Вы говорите?
Девушка: мне, почему – то вспомнилась давно забытая, бестолковая школьная задачка.
Врач(подходит к девушке) давайте я Вам давление померяю.
Девушка: мне… не надо (отворачивается и уходит в другую сторону).
Женщина бальз. возраста: Померяйте мне, пожалуйста,
Врач достаёт тонометр и начинает мерить ей давление. К нему подходит армянин.
Армянин: а у Вас валерьянки не найдётся?
Врач, молча, достаёт из аптечки валерьянку, даёт ему. Он бережно бёрёт таблетку и подходит к своей матери, та сидит простоволосая и медленно раскачивается. Он встревожено вглядывается ей в глаза, достаёт бутылочку воды, кладёт таблетку ей в рот, но она выплёвывает её. Врач уже смерил давление женщине и подходит к ним.
Врач: давайте лучше я ( достаёт шприц и делает ей укол в руку, поворачивает лицо к армянину) это её успокоит ( делает кивком знак психологу).
Та понимающе кивает ему в ответ и подходит к старой женщине, обнимает её за плечи и начинает что-то шептать на ухо. Та никак не реагирует, но через какое-то время начинает кивать.
Молодой парень(обращаясь к милиционеру) товарищ сержант, Вы не проводите меня? Мне (шепчет сержанту на ухо) надо.
Сержант кивает и собирается сопроводить его, но его сестра вскакивает с места.
Сестра: Гриша, не уходи!!!
Гриша извиняюще улыбается и  виновато жмёт плечами.
Женщина бальз.возраста: идите, молодой человек, я пригляжу за ней.
Подходит к девушке.
Женщина баль.возраста: Вас как зовут?
Девушка: Таня.
Женщина БВ: а меня  Ирина Васильевна. На этом самолёте летел мой муж. Мы прожили с ним вместе 29 лет. Самых счастливых лет в моей жизни(задумчиво) и вот я собираюсь лететь к нему. Как к живому. Господи, в голове не укладывается.
Вместо того, чтобы плакать, девушка обнимает её.
Таня: а у нас с Гришей мама летела в геологическую партию. Она у нас геолог, вернее была…
Армянин(встаёт и подходит к ним, достаёт из кармана фотокарточку, протягивает им) Посмотрите!
Ирина Васильевна: какая красавица!
Таня: совсем ещё юная!
Армянин(гордо) не только красавица, но ещё и умница. Гордость всего факультета. Наша Гаянэ.(вытирает слёзы в уголках глаз) мой брат устроил ей практику в престижном офисе, там у них. Она к нему летела.( женщинам и вообще всем) меня Вартан зовут. Вартан Саакян.
Отставной военный встаёт, горько вздыхает.
Отставной военный: А я буду Олег Иванович Рязанцев. Сына я проводил, он у меня военное училище только-только окончил (разводит руками) вот, так получается, летел к месту службы.
Ирина Васильевна: Он у Вас наверное военный моряк?
Рязанцев: Да, по моим стопам пошёл…
Девушка: Да Вы что здесь все с ума посходили? Вы что не понимаете что произошло? ( с ней начинается истерика, она достаёт из кармана предмет, поднимает его и начинает плакать, рыдать, что-то кричит, но что не понятно).
Врач подбегает к ней сделать укол, но она не даётся, а бьётся в истерике. Рязанцев крепко обнимает её и держит.
Рязанцев: поплачь-поплачь, дочка, сразу легче станет. Поплачь, камень с души и упадёт. У тебя кто там летел, муж?
Девушка всхлипывает, но уже успокаивается, она отрицательно мотает головой. В это время врач делает ей укол.
Девушка(всхлипывает) Мы не успели…он летел…а я кольца…он говорит…слетаю…а…ты…кольца пока…
Она раскрывает ладонь, и все видят, что там коробочка с двумя обручальными кольцами.
Девушка: жених(кивает Рязанцеву и врачу) спасибо Вам…
Все молчат. Пауза. Приходят сержант и Гриша.
Девушка: меня Варварой зовут  (  Ирине Васильевне тихо) вы меня извините, пожалуйста.
Вартан: они так и хотели (поднимает вверх палец и протягивает его в сторону) понимаете? Они так и хотели, те – кто убил наших родственников, чтобы мы рыдали, ссорились, дрались! Это их план! Но мы не должны, понимаете? ( опять достаёт сигарету и хочет прикурить, но спохватывается и ломает её в руке, затем бросает в урну).
Рязанцев: Правильно. Он правильно говорит. Они только этого и добиваются!
Таня: а мы не будем! Правда?
Варя: Правда!
Женщина-психолог: граждане, вот тут у нас водичка. Попейте, успокойтесь.  ( разносит воду в бутылочках, все берут и пьют, она оборачивается к сержанту) сходи, обстановку выясни!
Сержант кивает и уходит.
Голос из репродуктора: Начинается регистрация на рейс 655 в Одессу, пассажирам просьба подойти к 7 и 8 стойкам на регистрацию. Повторяю…
Рязанцев: терроризм – страшная вещь. И самое страшное в нём то, что он не имеет национальности. Не знаешь – откуда ожидать беды!
Гриша: скажите, вот Вы ( обращается к врачу) наверное вся ваша жизнь состоит из таких вот ситуаций. Это для нас всё впервые и так страшно…
Врач: я понял, что вы хотите спросить. Привык ли я, верно?
Гриша (опускает глаза): верно…
Врач (вздыхает) : я – сотрудник центра медицины катастроф, да, моя работа в этом и заключается – помогать людям в беде. Как собственно и любому врачу. А к человеческому горю, разве к нему можно привыкнуть? Нет, молодой человек, даже если вам кто-нибудь скажет о том, что мол, первое время трудно, а потом привыкаешь… не верьте ему. Всегда трудно.
Варвара: близких всегда терять не просто. Я раньше к этому относилась, как фаталистка. Чему быть того не миновать…
Ирина Вас.: а теперь?
Варвара: тогда это была просто некая схема жизненной ситуации, когда вот здесь (кладёт руку на сердце) так болит, что кажется оно сейчас разорвётся…
Психолог: поверьте мне – время лечит. Я давно убеждена, что важно ни сколько человек прожил, но как! Если он оставил о себе добрую память, значит всё не зря!
Вартан: видимо Господь забрал мою дочку к себе. Чтож  наверное ей там будет лучше!
Рязанцев: Знаете? А ведь я всю жизнь атеистом себя считал, а сейчас вот могу сказать, что верую.
Ирина Вас.: в Бога?
Рязанцев: а называйте как хотите – Бог, космический разум. Не верю я, что коли на планете нашей всё подчиняется законам, абсолютно разным, но законам – чтобы этим всем никто не управлял. Не верю, во всеобщий хаос не верю!
Таня: просто легче думать, что мамочка моя – смотрит на нас оттуда (показывает рукой вверх) и улыбается (вытирает слёзы платочком).
Брат опять обнимает её за плечи.
Приходит сержант.
Сержант: вы извините, но самолёта пока нет. Говорят – скоро.
Голос из репродуктора: уважаемые пассажиры, заканчивается регистрация на рейс 335 – ый в Краснодар. Повторяю…
Ирина Вас.: а я с ужасом думаю, как пройдёт эта вся процедура.
Рязанцев: опознания?
Ирина Вас.: да, опознания. Боюсь в обморок упасть.
Варвара: а я не боюсь. Вы знаете, мы ведь с Серёгой в одном детдоме воспитывались. Не сказать, что жизнь наша была совершенно безоблачной, всякое случалось. А мы вот через юность пронесли любовь нашу. Думали, вот оно счастье, рукой коснись, а всё  вон как вышло…Я всегда к чему – то такому готова была…
Гриша: к чему – то такому?
Варвара: да, к такому, что в самый последний момент обманут. Украдут счастье наше…
Варвара садится на лавочку, которая стоит посередине, она выдвигается на авансцену. Свет концентрируется на середину, всё остальное остаётся в полутьме.  К ней подходит её жених Сергей, он садится рядом, берёт её за руку.
Сергей: Варюха, ты чего это расквасилась?  Всегда защищала меня, даже в драку лезла – за меня !
Варя: когда это? (прижимается к жениху).
Сергей: как когда? А летом, в восьмом классе, когда мы в поход ходили, помнишь? Когда  Голощапов  мне подножку подставил. Ты же коршуном кинулась! Меня защищать, хотя в половину меньше его была!
Варя (смеётся): да просто я знала, что Голощапов мне не сделает ничего, а так бы ни в жисть!
Сергей: это почему же?
Варя: эх, ты! Да бедный Голощапов был в меня безнадёжно влюблён. Все знали, один ты, Серёга, не ведал ничего. Он и цеплялся то к тебе из-за этого!
Сергей: Ах, вот в чём дело!
Варя (обнимает его) а я всегда любила только тебя, всегда, понимаешь? А ты!!! Ты бросил меня!!! (плачет).
Сергей (обнимает её и целует в глаза) Варюха-Варюха, да если бы была моя воля, разве бы я оставил тебя? Да я за тебя в огонь и в воду!
Варя: прости, Серёжа, это я так. От страха и безысходности. Как же мне теперь быть?
Сергей: жизнь продолжается, надо жить, Варюха!
Варя: но как?
Сергей: всё проходит и это пройдёт. А жить как? Счастливо, Варя. За тебя и за меня. За нас обоих! (встаёт и уходит).
Свет включается на всей сцене. И опять происходит всеобщее движение: брат с сестрой тихо о чём-то разговаривают, Вартан просит доктора дать валерьянки для матери и для себя, опять комкая очередную сигарету, сержант озабоченно оглядывает зал, а психолог сидит между Ириной Васильевной и Рязанцевым и о чём-то с ними разговаривает, показывая им что-то на пальцах.
На авансцену садятся Вартан и его мать, опять сзади гаснет свет и из полумрака выходит юная девушка. Это Гаянэ. Она садится между отцом и бабушкой, нежно прижимается к нему. Он вытирает слёзы, гладит её по голове, бабушка же не видит и не слышит ничего вокруг и продолжает качаться взад-вперёд, тряся седой головой.
Вартан: Гаянка, как же так, как же так? Как это могло произойти? Разве мы с бабушкой мало тебя любили?
Гаянэ: что ты говоришь, папа-джан?  Меня любили все, вы, дядя Рубен, однокурсники, разве в этом дело? И я очень всех любила! Очень, папа-джан!
Вартан: да, да, дело не в этом! Тебе было страшно, моя девочка?
Гаянэ: нет, папа-джан, совсем нет. Я спала. Ничего не слышала, даже испугаться не успела.
Вартан: так много хотел сказать тебе, а сейчас все слова из головы вылетели  ( шёпотом ругается по-армянски, проводит рукой по глазам, как будто что-то забыл).
Гаянэ(целует его в щёку) не ругайся папа-джан, я ещё какое-то время буду рядом с вами, а потом…
Вартан: что потом?(сдавленно рыдает).
Гаянэ: не плач, папа-джан, просто пришло моё время. Потом я буду ждать Вас. Просто ждать.
Тут неожиданно говорит бабушка.
Бабушка: скажи ей, слышишь Вартан, скажи ей – пусть найдёт там Самвела, он поможет ей!
Вартан: кому, кому сказать…
Бабушка(перебивает его) не валяй дурака, Вартан, кому! Я ещё не выжила из ума! Нашей девочке, пусть найдёт моего мужа, своего деда – Самвела, он поможет ей. Он сказал мне это во сне.
Вартан: мама…
Гаянэ(теперь она перебивает его) хорошо, папа-джан, скажи ей, что я найду деда.
Бабушка: счастливого пути, доченька, счастливого пути…
Гаянэ тихо уходит в полумрак, а на сцене опять включается свет и вновь оживление. Врач ходит от кресла к креслу, заглядывая в лица ожидающих. Девушка-психолог уже сидит рядом с Варварой и разговаривает с ней. Гаснет свет. Конец первого акта.
 
Акт 2.
Всё тот же терминал, те же лица. Они сидят, разговаривают, прохаживаются. Но в воздухе царит всё то же напряжение. Все чувствуют предстоящее. Оно занимает все их мысли. То, что должно случиться – главное. Это цель, которой каждый из них должен достигнуть через час.
Голос: продолжается регистрация на рейс 665 в Одессу, напоминаю: вылетающим этим рейсом, просьба подойти к стойкам 7 и 8…
В зал заходит майор МЧС. Он озабочен.
Рязанцев: что, товарищ майор, пора?
Майор: нет, пока нет. Прибыли сотрудники администрации города. Вы как настроены?
Ирина Вас: а для чего они прибыли?
Майор: хотят пообщаться с Вами, ну как? Вы не против?
Разрозненные голоса: да, не против, конечно не против, да пусть проходят, мы не против…
Майор: прошу Вас, господа…
В зал, озираясь, входят двое чиновников. Видно, что эта процедура для них впервой, чувствуют они себя не очень, они втягивают головы в плечи, обстановка, как видно, давит на них.
Первый(говорит осипшим голосом и осекается) това…, гра…то есть господа, я хотел сказать господа (оглядывается на второго)
Второй: да, господа, мы представители администрации города, пришли, так сказать, выразить вам чувства глубокого соболезнования.
Первый: и сказать вам, что администрация города готова оказать вам любую (второй толкает его локтем в бок) то есть я хотел сказать посильную помощь…
Они смотрят на потерпевших, но те молчат. Первый чиновник достаёт блокнот и ручку.
Первый: так какие будут пожелания?
Ему отвечает гробовое молчание.
Второй: да вы не стесняйтесь, господа, может надо что-нибудь?
Молчание. Чиновники, чувствуя неловкость, смотрят на сержанта милиции.
Сержант: да вы и правда не стесняйтесь, говорите, ну? Эти товарищи затем и пришли, чтобы помочь Вам…
Женщина-психолог(обращаясь к чиновникам) спасибо вам, они пока не готовы, в таком состоянии, пока ещё не осмыслили. Если что-нибудь будет нужно – они скажут мне, а я уж сообщу администрации…
Первый(облегчённо вздыхая) ну хорошо, коли так, только вы уж тогда незамедлительно, понятно?
Девушка-психолог кивает.
Второй: ещё раз господа, выражаем вам все чувства какие только можно выразить…
Чиновники пятятся и уходят, из коридора долетает фраза одного из них:
Ну, рассказывай свой анекдот, чем кончилось????
И вновь приглушенный свет, на авансцену садится Ирина Васильевна. Её муж подсаживается к ней и берёт за руку.
ИВ: Валя, как я узнАю тебя?
Валентин: это очень просто, Ириша, помнишь те часы…
ИВ: которые?
Валентин: которые мы купили в Берне…
ИВ(улыбается) с этими часами связана самая романтическая история в нашей жизни…
Валентин: в нашей жизни было много романтических историй, я каждый день и каждый час завоёвывал тебя…
ИВ: завоёвывал? Вот это для меня новость…
Валентин(тихо смеётся) да, и это было целью моей жизни. Вспомни, любимая, за тобой ухлёстывала добрая половина мужского населения нашего НИИ, а я, как рыцарь Ланселот, завоевал твоё сердце, кстати, всегда интересовался: чем же?
ИВ: это для тебя не секрет, не придумывай, я никогда не делала из этого тайны. Юный, интеллигентный, влюблённый. Моё сердце растаяло…
Валентин: я всё делал, чтобы  ты ни в чём не нуждалась, ни морально, ни материально…
ИВ: я знаю, знаю, Валя, я не ведала что такое платить по счетам и ходить по магазинам… ты берёг меня от всего…
Валентин: иногда я думаю, а счастлива ты была со мной, все эти годы?
ИВ: это были самые счастливые годы в моей жизни. Спасибо тебе. Я любила тебя, Валя, любила всегда. Но я не всегда была честна перед тобой…
Валентин: полно, любимая, стоит ли об этом?
ИВ: я просто хочу сказать тебе…
Валентин: про Раевского? Я знаю об этом…
ИВ: знаешь? Откуда?
Валентин: я знал все эти годы, но молчал. Потому что любил тебя и очень боялся потерять…
ИВ(плачет, целует ему руки) прости, прости…
Валентин(целует её в макушку) я уже давно простил, и ты не обижайся если что не так…
Их слова звучат всё тише и тише. Их фигуры тонут во мраке. Через несколько секунд Ирина Васильевна уже сидит на скамейке вдали от авансцены, вытирает платочком глаза и продолжает внутренний диалог с мужем.
На переднюю скамейку присаживается Рязанцев. К нему подходит молодой лейтенант во флотской форме, козыряет.
Лейтенант: товарищ ка…пе…ранга, разрешите обратиться…
Рязанцев: как ты возмужал, сынок, как вырос. Я не видел тебя целый год, с тех твоих каникул после четвёртого курса, помнишь?
Лейтенант(садится рядом, горестно вздыхает) помню, отец, помню. Ты извини, что не приехал. Думал: прибуду на место службы, определюсь, пообвыкнусь, а потом и нагряну, как снег на голову…
Рязанцев: не извиняйся, сын. Я всё  могу понять…
Лейтенант: судьба, это судьба, отец. Море бы меня не подвело – я это знаю точно. А небо вот подкачало…
Рязанцев: мать ещё ничего не знает. Я ей  ничего не говорил, не знаю даже как перенесёт это…
Лейтенант: это жизнь, отец, она у нас сильная…
Рязанцев: всю мою биографию боялась за меня… а тут…даже не знаю как и…
Лейтенант: отец, я хотел тебе сказать…попросить хотел…
Рязанцев(рассеяно) что?
Лейтенант: вообщем, у меня тоже есть кто-то, кто обещал меня ждать и переживать за меня…
Рязанцев: Марина?
Лейтенант: вот те раз! А откуда ты её знаешь?
Рязанцев: хорошая девушка, была у нас пару раз. Живёт то по соседству. Познакомились, спрашивала, нет ли писем от тебя? А я ей говорю, нам впору самим, дочка, у тебя спрашивать, тебе первой напишет, а ты уж нас оповести. Бедная девочка.
Лейтенант: не всё, отец, тебе известно…
Рязанцев: не всё???
Лейтенант: собиралась она ко мне приехать…есть причина…
Рязанцев: неужели??? Верить ли, сын??? Всё так как я думаю???
Лейтенант: так, отец! Об этом и просить хотел. Вырасти парня, как меня растил. Настоящим мужчиной, настоящим человеком. А теперь, батя, давай прощаться. Не забывайте меня (обнимаются с отцом).
Рязанцев: у меня, сынок, теперь цель в жизни появилась, прощай, не беспокойся, цель в жизни…цель в жизни…
На сцене гаснет свет, а когда зажигается Рязанцев уже сидит рядом с девушкой – психологом.
Девушка-психолог: что? Что Вы говорите? Цель в жизни?
Рязанцев: Да, это я о своём, цель в жизни, да, это вы правильно сказали, цель в жизни…
К нему озабоченно подходит врач, но лицо его спокойно, глаза просветлели, дымка с глаз исчезла…
Голос: внимание! Произвёл посадку борт № 721 из Находки, повторяю…
На авансцену присаживаются Гриша и Таня. Их мама сидит посередине и поочерёдно целует их в макушки. Она одета в старенький байковый спортивный костюм, толстые вязаные гетры с орнаментом, за плечами рюкзак, с торчащим из него молотком геолога.
Таня: мама-мамочка…
Мама: не плач, доченька, не плач. Не раскисай…
Таня: и всё же, мамочка, как мы будем без тебя…
Мама: вы уже взрослые, детки мои, много лет назад мы остались без отца и всё же вон какие вы у меня выросли  большие и красивые…
Гриша: мам, ты нам никогда про отца не рассказывала…
Таня: да, эти разговоры в нашей семье были как табу..
Гриша: каким он был? Отец!
Мама: он не только был, он и есть…
Таня: он жив?
Мама: много лет назад он совершил ошибку, потом в письмах умолял меня о прощении. Но я осталась непреклонна. Теперь хочу дать вам свой материнский наказ: найдите отца и езжайте к нему. Скажите – это моя просьба, пусть даст вам то, чего лишил много лет назад.
Гриша: мама, как же это…
Мама: береги сестру,  ты – мужчина, хозяин, защитник, а в будущем – муж и отец…
Таня: мамочка, мы любим тебя…
Мама: я тоже люблю вас, прощайте, детки, простите меня за всё, простите за тот выбор, который я сделала за вас. Прощайте, пусть каждый выбор в вашей жизни будет правильным…
В терминал входит майор МЧС: Граждане, самолёт готов. Все на месте? Хорошо! Прошу всех пройти на посадку. Желаю вам удачи и ещё раз – держитесь, мы с вами.
Врач, психолог, милиционер (хором) держитесь, мы с вами!!!!
Все встают, потом, обнимая друг-друга за плечи, расправляют их и медленно уходят в растворённые двери, откуда льётся яркий свет. Они идут, не оглядываясь.
Их погибшие родственники машут им на прощанье руками, они стоят, тоже обнявшись, образуя щит полукругом, который нельзя, невозможно разрушить. Звучит громкая музыка.
image_pdfimage_print