Предвесенняя Москва

Стекались шафранные реки,
Заметными стали поля.
Страданий загубленных штреки
Наполнились прелестью дня.

Серьёзный ребёнок от боли
Наморщил белеющий лоб,
И скатерть последних застолий
Повытряхнул пьяненький поп.

Так тихо, так сложно и гулко
Во мне отзывалась земля… –
Настала пора переулков
Как слепок с конца февраля.

image_pdfimage_print